20.01.13

Адская осень Киева… Кто взорвал Успенский собор 3 ноября 1941 года?

Разрушенный взрывами центр Киева, посредине - Хрещатик.

«Теплый» прием 


19 сентября 1941 года немцы вошли в Киев и по заранее намеченному плану стали занимать пустые здания Крещатика. Пустые - потому что здесь было больше учреждений и магазинов, чем квартир. Так, комендатура облюбовала себе дом на углу Крещатика и Прорезной, где на первом этаже был магазин «Детский мир». Немецкий штаб занял гостиницу «Континенталь», Дом врача превратился в Дом немецких офицеров. И вот, 24 сентября в четвертом часу пополудни раздался первый взрыв - под немецком комендатурой, превративший ее в груду кирпича. Потом грянул второй, третий... Поднялась паника. Взрывы раздавались через неравные промежутки времени в самых разных местах Крещатика и продолжались всю ночь.



Киев, сентябрь 1941 г. Улица Прорезная после взрывов.

Стояла сухая пора, и потому начался чудовищный пожар, охвативший почти весь центр Киева. Его сравнивали со знаменитым пожаром Москвы во время нашествия Наполеона в 1812 году. 

Жители охваченных пламенем улиц бежали кто куда, обгоревшие и раненые. Над чудовищным костром образовались мощные воздушные потоки, в которых, как в трубе, высоко взлетали горящие щепки, бумаги и головни. Пожар продолжался две недели, и зарево от него было видно ночью за сотни километров и служило ориентиром для самолетов. Взрывы на Крещатике прекратились лишь 28 сентября, но развалины дымились даже в декабре... 


Немецкие пожарные пытаются погасить разрушенный взрывами пылающий Хрещатик

Кому мешал Крещатик?


Странное дело: ни в то время, ни после советские власти не признавали взрывы на Крещатике как акции НКВД. Наоборот - приписывали эти взрывы... немцам. И уже после освобождения Киева на развалинах его центра стояли плакаты с надписью «Восстановим гордость Украины Крещатик, зверски разрушенный фашистскими захватчиками». По логике этой пропаганды, «проклятые немцы» вошли в прекрасный Киев, заняли его великолепный центр и пять дней только и трудились над тем, чтобы заложить мины под самих себя и себя же затем подорвать! 

И только в 1963 году КГБ выдала для публикации небольшую «Справку КГБ при Совете министров УССР о диверсионно-разведывательной деятельности группы подпольщиков г. Киева под руководством И.Д. Кудри». В ней значились имена лиц, якобы приложивших руку к взрывам на Крещатике. 

Надо отметить, что энкавэдисты закладывали мины основательно, обдуманно, задолго до взятия Киева немцами. И эти мины имели систему активации, позволявшую взрывать их выборочно и в намеченное время. Закладка мин действительно происходила по ночам - за месяц-полтора до взрывов. То, что при взрывах погибло втрое больше киевлян, чем немцев, органы безопасности не волновало. Ведь по советским понятиям: люди, оставшиеся на оккупированной территории, - «не патриоты, а значит и не... люди». В общем, земля должна была гореть под ногами врага. Выполняя приказ тов. Сталина, чекисты и после акции на Крещатике продолжали взрывать здания с заложенными в них минами. 40 дней спустя на воздух взлетели здания горсовета и зал заседаний Верховного Совета УССР. Тогда по распоряжению коменданта Киева генерал-майора Эбергарда было напечатано следующее предостережение: «Случаи поджога и саботажа, распространившиеся в Киеве, заставляют меня принять решительные меры. Сегодня расстреляно 300 жителей Киева. За каждый новый случай поджога или саботажа будет расстреляно значительно большее число жителей Киева. Я буду любой ценой и всеми способами поддерживать порядок и спокойствие в Киеве». Это объявление датировано 2 ноября 1941 года. А уже на следующий день был взорван Киево-Печерский монастырь... Судный день для Лавры Известно, что после вступления в Киев немцы сразу же направились в Лавру и долго ликующе звонили в колокола. Затем установили в ней орудия, в том числе зенитные, для защиты переправы через Днепр, а в многочисленных кельях солдаты расположились на постой... Прошло полтора месяца. Уже был взорван и сгорел Крещатик, расстреляли последних узников в Бабьем Яру. Внезапно в Лавре раздался сильный взрыв - рухнула часть крепостной стены - прямо на орудия. 

Не успели немцы опомниться, как раздался второй взрыв - в арсенале, у главных лаврских ворот. Последние годы там был склад боеприпасов, и они рвались в огне. Здание сильно загорелось - от него во все стороны разлетались фонтаны искр и головней. Во всем монастыре начался пожар. 

От третьего взрыва заходила ходуном земля - это был взрыв в Успенском соборе. Но храм чудом устоял. Он был возведен в XI веке из особых плоских кирпичей красной глины, таких прочных, что их нельзя было разбить и молотком. Прослойки связующего раствора тоже были прочными и толще самих кирпичей. Это была кладка на века. Спустя некоторое время в соборе раздался новый взрыв. От его чудовищной силы осколки кирпичей разлетелись на километры и обсыпали весь Печерск. Собор рухнул, превратившись в гору камня. 

Один ветеран вспоминал: «Первые три взрыва показались нам тогда игрушками, а вот в четвертый раз уж дало, так дало!» Можно только представить, сколько надо было взрывчатки завести грузовиками под собор... Территория Лавры оказалась усеяна кусками мозаик собора, фресок, алтарной резьбы. В Успенке хранилось много старинных рукописей и книг, и теперь ветер разносил их горящие листы и разодранные фолианты с медными застежками - огненным дождем они сыпались на землю. 

И загорелось все - Трапезная церковь, Архиерейский дом в стиле барокко, древняя типография, все музеи, библиотеки, архивы, даже колокольня. С Подола было видно, как все ее пролеты светятся ярким оранжевым светом, словно она иллюминирована... 


Киево-Печерская Лавра, Успенский собор

Тайное стало явным 


Не секрет, что Лавра стоит на самой высокой точке Киева, окруженная крепостными стенами, и таким образом является отличной оборонительной крепостью. Поэтому взрыв ее приравнивался к крупной военной операции. 

Однако после этих чудовищных актов вандализма В.М. Молотов, зампред Государственного комитета обороны СССР, выступил с обращением ко всему мировому сообществу и обвинил немцев в уничтожении исторической святыни. С его подачи советскими спецами было составлено «Сообщение Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию и установлению злодеяний немецко-фашистских захватчиков». В нем значилось: «По приказу немецкого командования военные части ограбили, взорвали и разрушили древнейший памятник культуры - Киево-Печерскую лавру». И в послевоенных советских путеводителях и исследованиях о Лавре писали то же самое.

Между тем еще летом 1977 года в английской печати было опубликовано донесение в Берлин руководства абвера в Киеве по поводу событий, связанных с приездом в Лавру президента Словакии Йозефа Тиссо. 

«Тиссо приехал в монастырь со своей свитой 3 ноября 1941 года около 12.30 и отбыл около 13.30. А около 14.30 внутри Успенского собора произошел небольшой взрыв. Часовой заметил три фигуры убегавших, их застрелили. Через несколько минут после этого произошел грандиозный взрыв, который разрушил весь собор. Взрывчатое вещество, вероятно, было заложено заранее. Видимо, этот акт следует рассматривать как покушение на жизнь президента Тиссо. Трех вероятных преступников невозможно было идентифицировать, поскольку у них не было никаких бумаг».








Подрыв Успенского собора

Диктатора спасла ошибка? 


Украинский писатель Данило Кулиняк, расследуя обстоятельства подрыва Успенского собора, выяснил, что накануне отступления Красной Армии из Киева были заминированы все главные общественные здания. В том числе культовые - Софийский и Успенский соборы. Но из-за неисправности взрывного устройства Софийский собор уцелел. Чего нельзя сказать об Успенском. Сюда взрывчатку завезли с таким расчетом, чтобы подорвать ее в момент сбора фашистской элиты. Для этой цели в подземелье собора установили три вида детонаторов: радио- и электрозапалы и бикфордов шнур.

Спецкоманда подрывников НКВД ждала только условного сигнала от наблюдательного пункта, в поле зрения которого и были въездные лаврские врата.

Узнав о намерении Тиссо осмотреть Лавру, оккупационные власти города приняли беспрецедентные меры безопасности - на рассвете 3 ноября 1941 года выселили все гражданское население Лавры и прилегающих к ней домов. Да еще окружили монастырь сплошным двойным оцеплением, что не укрылось от наблюдательного пункта. И когда к воротам Лавры подъехали три лимузина в сопровождении штабных машин, стало ясно - время «Ч» настало.

Однако в бинокль не успели рассмотреть, кто именно вошел в Лавру, а затем в Успенский собор. Тем не менее сигнал на радиоподрыв был подан. Но взрыва не последовало, от прокручивания генератора электрозапала - тоже. Видимо, что-то не сработало в дистанционном управлении.

Тогда-то и была задействована группа из трех подрывников в самой Лавре. Но время было упущено: высокий гость, посетив собор, вышел из него и уехал. Двойное оцепление вокруг Лавры было снято. Остановить запущенный механизм детонации подрывникам не удалось, что подтвердил небольшой взрыв внутри собора. Осознав неизбежность еще более мощного взрыва, подрывники бросились бежать…


Петров Сергей   "Вечерние Вести"
http://arhiv.orthodoxy.org.ua/uk/zruynovani_hrami/2008/02/26/14495.html


Погорельцы возле эстрады в Первомайском саду, Киев, сентябрь 1941.
Ниже современное фото с той же точки, Мариинский парк.



Комментариев нет:

Отправить комментарий