29.10.10

«Душегубки»

Ф. Брукнер: Теперь вернёмся к нашей основной теме – Холокосту, и обратимся к вопросу о масштабах убийств евреев на Восточном фронте. Как вы помните, при этом якобы использовались два разных метода: убийство направляемыми внутрь выхлопными газами автомобильных моторов «душегубок» и расстрел. Сначала о «душегубках», которые, кроме оккупированных советских территорий, якобы применялись также в «лагере уничтожения» Хелмно и (в меньших масштабах) в Сербии. Во всей ортодоксальной литературе по Холокосту эти «душегубки» подробнее всего описаны в сборнике «Национал-социалистические массовые убийства с помощью ядовитого газа», где этой теме посвящены 63 страницы. Вот эта книга. Наташа, просмотрите бегло эти 63 страницы и скажите, что вам при этом бросилось в глаза. Даю вам на это всего одну минуту.

Студентка: Но невозможно прочесть за одну минуту 63 страницы, притом на иностранном языке! Ф. Брукнер: Я вас об этом и не прошу. Я не прошу, чтобы вы сказали мне, что написано на этих страницах, скажите лишь, чего вы не видите.

Студентка: А, я поняла, чего вы хотите. На этих 63 страницах нет ни одной фотографии «душегубок».

Ф. Брукнер: Вы правильно меня поняли. С учётом того, что в этих машинах якобы было убито огромное количество людей, следовало бы ожидать, что нам покажут хотя бы одно из этих ужасных орудий убийства. Но в литературе по Холокосту вы тщётно будете искать такие снимки, если только вам в руки не попадётся книга третьеразрядного писаки, английского еврея Джеральда Флеминга, вышедшая в 1982 г. под названием «Гитлер и окончательное решение». В ней есть снимок «душегубки», и я вам его показываю. Вадим, скажите, пожалуйста, что вы видите на этом снимке?

Студент: «Душегубку», разумеется. Ф. Брукнер: Очень хорошо. Теперь объясните мне, пожалуйста, по каким признакам вы определили, что эта машина – «душегубка».
(Студент задумывается.)

Ф. Брукнер: Прошу вас, Вадим, вы видите признаки этого или нет?
Студент: Нет.

Ф. Брукнер: Так что же вы видите, Вадим?

Студент: Грузовик.

Брукнер: Вот именно. Еврейский исследователь-антиревизионист Ежи Хальберштадт утверждает, что изображённый на этом снимке грузовик был найден в ноябре 1945 г. комиссией по расследованию немецких преступлений в Польше на территории фабрики в городе Коло (Западная Польша), в 12 км от «лагеря уничтожения» Хелмно. Грузовик этот был выпущен заводом «Магирус» в Ульме в 1939 году, т.е. в тот период, когда, согласно официальной истории, «душегубок» ещё не было. Комиссия пришла к выводу, что этот грузовик использовался для перевозки мебели, и исключила возможность его использования в качестве «душегубки», хотя, конечно, утверждала их существование вообще.

Студент: Значит, не нашли ни одной машины, которая, судя по её конструкции, могла бы использоваться в качестве душегубки?

Ф. Брукнер: Этим вопросом заинтересовался французский инженер и конструктор автомобилей Пьер Марэ, который позже написал единственную до сих пор в мире книгу на эту тему «Душегубки под вопросом». В ходе своих исследований П. Марэ в 1987 году письменно обратился к немецкому историку Матиасу Бееру, специалисту в этой области и автору статьи о душегубках, спросив его, сохранился ли хоть один такой автомобиль. М. Беер ответил, что, насколько ему известно, в польском городе Конин стоит душегубка, «как памятник жертвам» . Тогда П. Марэ сделал письменный запрос бургомистру города Конин и получил следующий, лаконичный, но совершенно ясный ответ:
«В связи с Вашим письмом бургомистру города Конин от 26 мая 1988 г. имею честь сообщить Вам, что в нашем городе нет душегубки, установленной в качестве памятника. Начальник отдела связей инженер Казимеж Робак».
В государствах, на которые распался Советский Союз, на территории которых якобы были убиты в «душегубках» десятки, если не сотни тысяч людей, вы также тщётно будете искать такой экспонат.

Студентка: Официальные историки, несомненно, объясняют эти обстоятельства тем, что немцы своевременно уничтожили все «душегубки»?

Ф. Брукнер: Разумеется, а как же иначе?

Студент: Я много слышал и читал о «душегубках» и не могу поверить, что речь идёт всего лишь о пропагандистской выдумке. Как могла возникнуть такая история, если для этого не было никаких реальных оснований?

Ф. Брукнер: Советские власти провели 14-17 июля 1943 г. в Краснодаре показательный суд над 11 советскими гражданами, обвинявшимися в сотрудничестве с немцами. Восемь из них были повешены, остальные трое приговорены к 20 годам лагерей каждый. Их обвиняли в том, что они, как помощники палачей, помогали немцам убивать невинных людей (что это были евреи, не утверждалось) выхлопными газами дизельных моторов в «машинах смерти». Второй процесс такого рода состоялся в Харькове в декабре 1943 г., причём на этот раз трём немецким солдатам и одному украинскому пособнику предъявили такие же обвинения – массовые убийства в автомобилях с помощью выхлопных газов дизельных моторов – и повесили их. Еврейский писатель Артур Кестлер писал по этому поводу:
«Иностранному наблюдателю Харьковский процесс (документальный фильм о нём публично показывался в Лондоне) мог показаться столь же сюрреалистическим, как и московские показательные процессы, поскольку обвиняемые облекали свои признания в помпезные фразы, которые они явно выучивали наизусть, и порою играли не свою роль, подменяя прокурора».
Студент: Убийства с помощью выхлопных газов дизельных моторов представляются весьма неправдоподобными ввиду их малой пригодности в качестве орудия убийства. Немцам лучше было бы использовать для этой цели грузовики на древесном топливе: генерируемые ими газы убивали бы жертв за несколько минут.

Ф. Брукнер: Совершенно верно.

Студент: Г-н д-р Брукнер, мне вспоминается в связи с этой темой один показательный эпизод. Во втором томе «Архипелага ГУЛАГ» А.И. Солженицын рассказывает о баварце по имени Юпп Ашенбреннер, которого пытали лишением сна, заставляя признаться в том, что он участвовал в изготовлении «душегубок». Как военного преступника его отправили в лагерь. Позже он смог доказать, что в то время, когда якобы делал эти машины, на самом деле он учился в Мюнхене на курсах сварщиков.

Ф. Брукнер: Благодарю за этот интереснейший пример, который ещё раз демонстрирует, чего стоят «признания преступников» в связи с Холокостом. Утверждения относительно «душегубок» в официальной литературе о Холокосте в своём идиотизме доходят до крайности. Со ссылкой на показания свидетелей Адальберт Рюккерль, бывший руководитель Центра расследования нацистских преступлений в Людвигсбурге, пишет, например, следующее:
«В случае с этими грузовиками [в лагере Хелмно] речь шла о больших, окрашенных в серый цвет грузовиках иностранного производства с закрытым кузовом, который был отделён от кабины водителя и имел ширину около 2 м, высоту 2 м и длину 4 м… В распоряжении рабочей бригады были три таких машины, из которых впоследствии две использовались постоянно, а третья – только иногда… Душегубки запускались ежедневно от пяти до десяти раз. В меньших душегубках всегда оставалось приблизительно 50 трупов, в больших – около 70» .
Студент: Как может Рюккерль говорить о «меньших» и «больших» «душегубках», когда их было всего две, иногда три?

Ф. Брукнер: Это отметил бы и 14-летний школьник средних способностей, но многолетний руководитель Центра по расследованию нацистских преступлений этого не заметил. Умственный уровень г-на Рюккерля характеризует и его, основанное также на свидетельских показаниях, утверждение, будто в лесу около Хелмно было место массового захоронения убитых газом, где из земли выбивались «толстые струи крови или похожей на кровь жидкости» и около могил «образовывались большие лужи» . Опираясь на показания свидетелей такого сорта, А. Рюккерль засадил за решётку сотни, если не тысячи людей, причём многих – на десятки лет.

Студент: Но ведь среди осуждённых были и действительно виновные?

Ф. Брукнер: Несомненно. Но такая судебная лотерея имеет мало общего с юстицией правового государства.

Студент: Итак, в случае с душегубками, как и с газовыми камерами, нет иных доказательств, кроме свидетельских показаний?

Ф. Брукнер: В литературе о Холокосте часто цитируются два документа, которые якобы доказывают существование душегубок. Наряду с уже упомянутым французом Пьером Марэ, талантливая немецкая исследовательница Ингрид Веккерт также критически проанализировала эти документы. Первый из них – датированное 16 мая 1942 г. письмо унтерштурмфюрера СС Августа Беккера оберштурмбаннфюреру СС Вальтеру Рауффу, начальнику отдела II-Д Главного имперского ведомства безопасности. Это письмо фигурировало на Нюрнбергском процессе, как обвинительный документ. В. Рауфф, который тогда находился в американском плену, подписал 19 октября 1945 г. признание, что он действительно получил это письмо от А. Беккера. Но это признание содержит грубые ошибки. Так, в нём говорится, что завод «Заурер», который якобы выпускал душегубки, находился в Берлине, тогда как он находился в Вене, чего В. Рауфф, как ведущий специалист СС по автотранспорту, не мог не знать. Отсюда вывод, что он подписал это признание не добровольно. Я хотел бы также отметить, что грузовики завода «Заурер» оснащались исключительно дизельными моторами, что делает всю историю с «душегубками» неправдоподобной. В 1947 году В. Рауфф бежал из плена и в итоге осел в Чили, где он в 1984 г. умер от рака лёгких. Банда Визенталя и боннское правительство требовали его выдачи, но президент Сальвадор Альенде им отказал.
Зачитываю начало этого письма:
«Закончил техосмотр машин групп Д и С. Если машины первой серии могут использоваться при не очень плохой погоде, то машины второй серии (Заурер) при дождливой погоде застревают. Если, например, дождь идёт всего полчаса, машину нельзя использовать, потому что она начинает буксовать. Её можно использовать только при сухой погоде. Вопрос лишь в том, можно ли использовать машину на месте казни стационарно. Во-первых, её нужно доставить на это место, что возможно лишь при хорошей погоде. Но место казни обычно находится в 10-15 км от путей сообщения и трудно доступно, а в сырую погоду вообще недоступно. Если приговорённых доставят в это место, они сразу же поймут, что происходит, и начнутся волнения. Остаётся лишь один путь: грузить их на сборном пункте и отправлять оттуда».
Студент: Похоже, фирма «Заурер» сконструировала единственную в истории машину, которая могла ездить только в хорошую погоду, а после получасового дождя её уже нельзя было использовать. Если немцы были настолько глупы, чтобы посылать подобные машины в Россию, неудивительно, что они проиграли войну.

Ф. Брукнер: Ваш цинизм неуместен, но я могу вас понять: ситуация действительно выглядит нелепо. Цитирую дальше этот удивительный документ:
«Автомобиль фирмы «Заурер», который я перегонял из Симферополя в Таганрог, по дороге повредил тормоза. У рабочей бригады в Мариуполе было установлено, что манжета комбинированного пневмогидравлического тормоза сломалась в нескольких местах. После долгих уговоров удалось, дав деньги, запустить в армейском автопарке форму, с которой были отлиты две манжеты».
Слово «манжета», кроме обычного значения «манжета рубашки», имеет и несколько технических значений, из которых ни одно не подходит к данному контексту. По запросу Пьера Марэ австрийская автомобильная фирма Штейр­Даймлер-Пух сообщила об этих «манжетах» следующее: «’Манжетой’, о которой идёт речь, была резиновая мембрана вакуумного сервоприбора, которая очень часто рвётся, в результате чего сервоприбор выходит из строя, и машину нельзя больше тормозить педалью».
Что вы об этом скажете?

Студент: Резиновую мембрану нельзя «отлить». Отливают только металлические детали.

Ф. Брукнер: Фальсификатор, который составлял этот документ, явно знал, что были проблемы с этими «манжетами», но не знал, что такое «манжеты». Кстати, ни одному немецкому офицеру в голову бы не пришло упоминать в официальном документе, что он дал взятку служащему армейского автопарка – это повлекло бы за собой крайне неприятные последствия, как для него, так и для этого служащего.
Студентка: Данный документ действительно производит впечатление фальшивки.

Ф. Брукнер: Несмотря на это, ортодоксальные историки десятилетиями неустанно цитируют эту бессмыслицу, как доказательство существования «душегубок». Правда, ещё более неустанно они цитируют другой документ. Речь идёт о тайном техническом отчёте главного ведомства безопасности Рейха, возглавляемого СС, датированном 5 июня 1942 г. «О технических изменениях в специальных автомобилях». Он начинается так:
«Берлин, 5 июня 1942 г. Самый единственный экземпляр [Einzigste Ausfertigung].Секретное имперское дело!I. Указание относительно технических изменений на находящихся в эксплуатации и в процессе изготовления специальных машинах.С декабря 1941 года, например, с помощью 3 используемых машин было обработано 97 000, причём дефекты в работе машин не наблюдались».
Что вам бросается в глаза в этом тексте? Да, Людмила?

Студентка: Выражение «Einzigste Ausfertigung» («самый единственный экземпляр»). Разве это по-немецки?

Ф. Брукнер: Нет, в немецком, как и в русском языке нет превосходной степени от прилагательного «единственный». Ещё замечания?

Студент: Слово «например» в первом предложении текста висит в воздухе. К чему оно относится? Ф. Брукнер: Ни к чему. Это предложение, с точки зрения языка, совершенно абсурдно. Ни один даже необразованный эсэсовец не начал бы так официальный документ.

Студент: В тексте сказано «обработаны 97 000». О ком или о чём речь?

Ф. Брукнер: Предположительно, фальсификаторы, которые фабриковали этот документ, хотели таким образом создать впечатление, будто авторы после цифры «97 000» опустили слово «евреев» или «человек», чтобы непосвящённые читатели не поняли, о чём идёт речь.

Студент: Но это глупо; даже последний дурак при чтении понял бы, что речь до этого идёт об убийстве людей. К тому же в первом документе, начало которого вы цитировали, ясно говорится о «месте казни» и о «приговорённых к казни». Получается, в одном документе об этом говорится открытым текстом, а во втором глупейшим образом пытаются обмануть непосвящённого читателя. Как одно согласуется с другим?

Ф. Брукнер: А никак не согласуется. Хотя, согласно акту от 5 июня 1942 года, за полгода «были обработаны 97 000», причём «в автомобилях не случалось никаких неполадок», в данном документе говорится о необходимости внести в конструкцию этих автомобилей в общей сложности семь изменений. Первое предложение гласит: «Чтобы сделать возможным быстрый ввод СО без повышения давления, в верхней задней стенке следует сделать две открытых прорези 10х1 см».
Это могло означать только одно: что конструкция кузова, в котором жертвы умерщвлялись впускаемыми туда выхлопными газами, ранее не имела таких отверстий. Между тем, многие свидетели подчеркивают, что конструкция кузова была герметичной. Владимир, что вы скажете, как носитель естественнонаучных знаний?

Студент: Кузов под мощным давлением поступающих газов, которые, при отсутствии таких отверстий, не могли выходить наружу, очень быстро прогнулся бы или его разорвало бы.

Ф. Брукнер: Анатолий, вы, похоже, не согласны. Ваше мнение?

Студент: До этого, вероятно, не дошло бы. Конструкция кузова должна была быть массивной, чтобы её не могли разбить запертые в нём люди. При таких условиях мотор из-за встречного давления вышел бы из строя уже через 2-3 минуты.

Ф. Брукнер: Поскольку у меня нет опыта конструирования таких «душегубок», я не могу сказать, кто из наших двоих специалистов прав, Владимир или Анатолий. Но в любом случае в этих «душегубках» нельзя было убить даже 97 человек, тем более – 97 000. Ещё одна нелепость этого документа. В пункте 2 его автор пишет, что нормальная вместимость машины 9-10 человек на квадратный метр. Во время работы «груз устремлялся к задней дверце машины». Ваш комментарий? Да, Лариса?

Студентка: Используя выражение «груз» для обозначения жертв, фальсификатор опять пытался создать впечатление, будто составитель данного документа хотел ввести в заблуждение неосведомлённых читателей относительно функций данной машины. Но как могли жертвы, спрессованные по 9-10 человек на одном квадратном метре и поэтому неспособные двигаться, «устремиться к задней дверце машины»?

Студент: И это ещё не всё. Если в герметически закрытом кузове на одном квадратном метре стояли 9-10 жертв, имевшийся воздух для дыхания был бы быстро израсходован, и жертвы задохнулись бы, так что не надо было бы включать мотор.

Ф. Брукнер: Интересно, что эти нелепости не бросаются в глаза официальным историкам, равно, как и другие технические нестыковки в данном документе. Пьер Марэ и Ингрид Веккерт приводят целый ряд таких нестыковок. Итак, что касается «душегубок», ситуация выглядит следующим образом:
  • никогда не был найден ни один образец такой машины,
  • нет ни одной фотографии,
  • первое упоминание об этих машинах было в рамках двух советских показательных процессов, которые проводились по образцу московских судебных процессов второй половины 30-х годов, на которых обвиняемые обличали сами себя в помпезном стиле,
  • свидетельские показания абсурдны,
  • от обоих цитируемых в литературе о Холокосте мнимых документальных доказательств за версту несёт фальсификацией,
  • смерть жертв должна была вызываться подачей выхлопных газов дизельного мотора внутрь машины, хотя любой специалист знает, что эти газы из-за низкого содержания в них моноокиси углерода мало пригодны в качестве орудия убийства; у немцев были десятки тысяч машин на древесном газе, в сотни раз более эффективном, как орудие убийства.
Какие выводы можно сделать из этих голых фактов?

Студент: Что «душегубки», как и газовые камеры – пропагандистская выдумка.

Ф. Брукнер: Другой вывод не представляется мне возможным. Вместе с «душегубками» покидает реальную историю и «лагерь уничтожения» Хелмно, где убийства якобы совершались исключительно с помощью таких машин.

Юрген Граф

"Крах мирового порядка"

Глава IV. Четыре основных вопроса о холокосте

Комментариев нет:

Отправить комментарий