29.09.12

«Бабий яр» просит помощи

Все чаще общественные протесты в Украине против нарушения установленных законов и норм бережного отношения к культурному наследию становятся предметом рассмотрения в международных и европейских организациях. Несмотря на имеющиеся статусы памятников истории и архитектуры, заповедников, охранных зон, чиновники и представители большого бизнеса продолжают в Киеве широкомасштабную войну с памятниками прошлого, и нашей памятью в целом. В результате столице Украины только за последние 15 лет причинен непоправимый ущерб, о чем будут сожалеть будущие поколения. Примеров тому множество. Не стану перечислять их и тревожить души людей, в первую очередь, киевлян, которым особенно горько наблюдать эту вакханалию безвкусицы новых геростратов, в основном «варягов». Все это сказано с целью предотвратить очередной назревающий скандал, который может разгореться в Киеве в результате бездействия властей всех уровней. Речь идет о событиях, которые происходят вокруг Национального историко-мемориального заповедника «Бабий Яр» уже на протяжении не одного десятка лет.

Именно в эти сентябрьские дни нацисты провели первые массовые казни в урочище Бабий Яр. 27 сентября 1941 года здесь были расстреляны сотни пациентов психиатрической клиники, а 29—30 сентября около 34 тысяч киевских евреев. Всего в 1941—1943 гг. в Бабьем Яру было расстреляно около 100 тысяч человек (в основном военнопленные, а также сотни ромов, украинских националистов…). (все это лишь фантазии автора статьи, не доказанные ни единым фактом - ИШ)

Но обо всем по порядку. В июле 1976 года в Киеве был открыт величественный мемориал жертвам Бабьего Яра. Это событие было приурочено к 35-летию трагедии. Через несколько лет был проведен конкурс на лучший проект мемориального комплекса «Бабий Яр». Были представлены интересные проекты, но ни один из них не был принят. Решено было провести повторный конкурс. В силу разных причин его не провели. Не спешили с завершением строительства мемориального комплекса и музея этой страшной трагедии и после обретения Украиной независимости.

В 2002 г. инициативу взял в свои руки Еврейский совет фонда «Память Бабьего Яра» во главе с его президентом Ильей Левитасом. Сотрудники Фонда воспользовались помощью американского распределительного комитета «Джойнт», который ранее принял решение построить в Москве, Петербурге и Киеве общественные центры развития еврейской культуры. Летом того же года на градостроительный совет, где мне довелось присутствовать, зашел с гостями главный архитектор Киева Сергей Бабушкин и представил датского архитектора с проектом «Еврейского культурного центра в Бабьем Яру». Слушали через переводчика. После окончания доклада в зале воцарилась тишина. Буквально все присутствующие не могли понять, почему здания такого назначения поставлены на месте предполагаемых расстрелов граждан. Да и проект был абсолютно непригодный ни по содержанию, ни с точки зрения архитектурного исполнения. 

Сергей Бабушкин поблагодарил выступавшего и с гостями направился к выходу, оставляя всех в недоумении. Спас положение бывший главный архитектор Киева (1986—1992) Николай Жариков. Он остановил покидающих зал и потребовал приступить к обсуждению проекта. Ну и, конечно, сам взял слово, аргументированно, профессионально раскритиковав проект. Выступали и другие члены совета, не выдержавшие такого «экспромта» на столь важную и болезненную для всех нас тему. Гости ушли. Оставшиеся в зале понимали, что проект не может быть принят. Однако в октябре 2002 года, как сообщили газеты, президент Леонид Кучма с мэром Киева Александром Омельченко и президентом фонда «Память Бабьего Яра» Ильей Левитасом заложили на этом месте памятный камень с текстом о строительстве центра. Решение было, конечно, поспешным и неправильным. Его не одобряла и общественность. Против проекта выступили многие активисты от еврейской общины города, приведя множество аргументов. И противники проекта таки победили в далеко не равной борьбе с высшим руководством.

Шло время. Но ни Кабинет министров страны в лице Министерства культуры, ни мэрия Киева с его управлением культуры не думали о необходимости должного завершения работ над мемориальным комплексом, о проведении конкурса, определении перспективы его развития. На территории Бабьего Яра стали появляться различные памятные знаки в память о погибших евреях, цыганах, украинских националистах, священниках... Все, конечно, самодеятельные, без должного уровня оформления и согласования.

И вот в апреле 2010 года на фоне бездействия властей Объединенная еврейская община Украины и Всеукраинский еврейский конгресс объявили через Интернет открытый международный архитектурный конкурс по «созданию проекта мемориального комплекса „Бабий Яр“ по увековечению памяти жертв Холокоста 1941 года в городе Киеве, Украина». Проектирование предлагалось вести на отдельном участке заповедника, площадью в 22300 кв. м, отведенном в 1996 г. благотворительному фонду «Бабий Яр» Киевсоветом в районе памятного знака «Минора». Конкурс был объявлен по Интернету и адресован ограниченному кругу участников. Как и другие конкурсы, проводимые в Киеве по Интернету столичной мэрией с Министерством культуры и туризма, он не был опубликован в печати, как этого требует постановление Кабинета министров Украины «О порядке проведения архитектурных конкурсов» (№ 266 от 21.02.2007 г.), подписанное тогдашним премьер-министром Виктором Януковичем. Интересно и то, что в составе жюри из 11 человек только один архитектор — Сергей Бабушкин, один скульптор — Франк Мейслер и журналист Владимир Кацман. Остальные члены жюри — руководители всеукраинских еврейских организаций.

В Украине о конкурсе мало кто знал. Поэтому многие архитекторы не смогли принять в нем участие. Так что публичностью и демократичностью, что предполагает сам конкурсный процесс, здесь, как говорится, и не пахло. Для общественности остались неизвестны и результаты конкурса. Они, очевидно, ничего и не дали. Только в интервью одной из газет от 08.10.2011 г. господин Левитас сообщил, что намечено сделать в Бабьем Яру. По его словам, там должны появиться различные памятники, скорбная арка, церкви различных конфессий и Аллея праведников, которую он обещал начать сооружать уже осенью прошлого года. Но что-то, видимо, помешало. Работы так и не начались. 

Все стало ясно, когда в той же газете от 12.04.2012 г. появились сообщения, что Градостроительный совет рассмотрел концепцию развития Национального историко-мемориального заповедника «Бабий Яр», разработанную архитектурной мастерской «Л.Скорик», которую и представила архитектор Лариса Скорик. В проекте фантазии господина Левитаса получили дальнейшее развитие. В зоне существующего памятника жертвам нацистов в Бабьем Яру предлагается построить церковь-музей жертвам сопротивления. А с противоположной стороны — музей Холокоста, по форме напоминающий шестиугольную звезду Давида. Над яром появится «стеклянный мостик для одного человека», обустроят сад праведников, где «высадят 640 вечнозеленых колонноподобных туй на каменном поле», и откроют Аллею праведников.

Интересно, что рассмотрение шло явно под чьим-то покровительством. За день до этого в срочном порядке проект был рассмотрен на научно-методическом совете (НМС) Министерства культуры Украины. Как комментировал это заседание Лев Дробязко, автор книги «Бабий Яр. Что? Где? Когда?» и многочисленных публикаций на эту тему, «меня поразило то, что Лариса Скорик на вопрос, почему именно „звезда Давида“ (о форме музея. — Авт.), сказала, что ей подсознательно хочется сделать музей Холокоста, поэтому и пришла такая мысль… Меня поддержали и некоторые члены совета, считавшие такой проект недопустимым. Ларису Павловну всячески поддерживал ведущий заседания, заместитель директора департамента по сохранению культурного наследия при Минкультуры Украины Виктор Вечерский, — он лишал слова тех, кто был против проекта, и наоборот, давал его тем, кто выступал за проект». 

Заказчиком проекта является Национальный историко-мемориальный заповедник «Бабий Яр». С оплатой проектных работ заказчик не скупился, да и, как видно, не разбирался, заказывая и оплачивая совершенно некомпетентной в этом вопросе организации под сложным названием «Всеукраинский научно-методический и опытно-информационный центр архитектурного наследия» концепцию развития Национального историко-мемориального заповедника «Бабий Яр», которую она представила аж в пяти томах за довольно приличную сумму в 500 тысяч грн. Интересно, что по этому поводу ни Кабинет министров Украины, ни Министерство культуры никаких распоряжений не издавали. Известно только, что этот проект курирует какой-то чиновник из администрации президента Украины. Также известно, что гуманитарными вопросами в АП занимается советник президента Украины Анна Герман и что сотрудничает она с архитектором Ларисой Скорик. 

К сожалению, сотрудничество это пока ни к чему хорошему не приводило. Это видно по их совместной «деятельности» при «реконструкции и благоустройстве» Шевченковского национального заповедника в Каневе после отстранения от работ автора, архитектора-реставратора Василия Безянина, сохранившего национальный стиль, созданный архитекторами музея Василием Кричевским и Петром Костырко. Переделанный Ларисой Скорик проект интерьеров и экспозиции до неузнаваемости изменил, а точнее ликвидировал национальный колорит в архитектуре интерьеров, а экспозиционные залы превратил в нечто похожее на картинную галерею, завешанную, словно простынями, фотокопиями портретов и различных построек, о чем остается только сожалеть.

Скандальную историю с конкурсом на строительство-воссоздание Десятинной церкви также можно отнести к такого рода деятельности архитектора Ларисы Скорик. Все эти проекты почему-то реализуются в закрытом режиме и только на самом последнем этапе о них узнает общественность. И, как видим, дает негативную оценку. 

Просто удивительно, почему и Министерство культуры Украины, и руководство КГГА остаются на обочине этого совершенно порочного процесса, фактически потворствуя и даже помогая его продвижению формальными и совершенно непрофессиональными согласованиями в своих ведомствах. Ну, а степень компетентности и правомерности действий руководства Национального историко-мемориального заповедника «Бабий Яр» и совершенно неоправданных огромных денежных затрат, требует особого внимания. И не только общественности…

Представляется, что вопрос развития мемориального комплекса «Бабий Яр» должен решаться не кулуарно, где-то в отдельных кабинетах некомпетентных чиновников, а квалифицированно, с привлечением научных работников Музея истории Киева, историков, представителей общественности. И действенным «лекарством» для исправления сложившегося положения может стать решение Кабинета министров Украины о проведении открытого конкурса на лучший проект историко-мемориального комплекса «Бабий Яр». В проекте главным сооружением, как и предполагалось ранее, должен быть музей жертв Бабьего Яра, где найдет отражение правдивая история этой трагедии, в том числе и еврейского народа. Делить же заповедник по национальному признаку недопустимо.

P.S. Материалы, подтверждающие сказанное, при необходимости будут представлены автором.

Михаил Дехтярев «Зеркало недели. Украина» №34

Комментариев нет:

Отправить комментарий